Россия - чемпион мира по ловле хищника

Максим Балачевцев.
В конце мая в пятый раз прошел Чемпионат мира по ловле хищной рыбы спиннингом с берега. Россию фото 1представляли 5 спортсменов - Артем Макартычан и Алексей Шанин из Краснодара, Андрей Питерцов из Москвы, Александр Воробьев из Санкт-Петербурга и я. Для меня это был третий чемпионат. Впервые Россия приняла участие в Кубке мира по ловле форели (впоследствии приобретшим статус чемпионата) в 2002 г. в Италии. Тогда наша сборная заняла лишь 5-е место. Следующие два раза мы в той же Италии завоевывали «серебро», потом был чемпионат в Португалии и оттуда мы привезли командное «золото», следующая Португалия дала нам «бронзу». И вот теперь Словакия, река Вах, стекающая со склонов Татр.

Андрей Питерцов.
Но уже другие правила соревнований встретили российскую делегацию в Словакии. В первую очередь изменения коснулись принимаемых к зачету рыб. С этого года кроме форели можно было ловить и щуку, и голавля, и жереха, и хариуса, и окуня. Тем не менее, помимо основной рыбы — форели, реально было поймать разве что окуня. Единственного же хариуса поймал Александр Воробьев, да и то на тренировке. В общем, как это был «Чемпионат мира по ловле форели», таким он фактически и остался — немного поменялись формулировки, а суть — та же.

Максим Балачевцев.
Благодаря генеральному спонсору сборной — Федерации спортивного рыболовства России — наша команда смогла приехать к месту соревнований заблаговременно, так что тренировочный процесс продолжался 4 полноценных дня. Настолько подробно мы еще никогда не изучали места соревнований.
Город Ружомберок встретил нас хорошей, умеренно теплой погодой, комфортабельной гостиницей и, что для нас главное, неимоверным количеством рыбы. Такого я не видывал нигде: по городу течет река, а в ней рыбы столько, как будто это вовсе не река, а форелевый рыборазводник. С любой точки набережной можно было легко заме-' тить несколько форелей — от 100-граммовых до килошных. Под мостами же и в других относительно тихих и глубоких местах стояли и вовсе гиганты — до 3—4 кг. Вечерами мы даже ходили этих монстров кормить: в ближайшем супермаркете покупали сдобные рогалики -и половинки рогаликов, пушенные по течению, быстро исчезала в форелевых пастях. Как показали наши эксперименты, за раз одна форель на пару кило могла умять до трех рогаликов. А минут через 15—20 рыбка снова уже готова к приему пищи. Таким аппетитом отличались крупные радужные форели. Была там и здоровенная ручьевая форель, прозванная нами Машкой. Эта рыбка, чуть поменьше кило, все время чемпионата стояла в одной и той же точке - и только от нашей команды в общей сложности получила больше десятка рогаликов. Интересно, сильно она выросла?

Вообще, понаблюдать за кормежкой рыбы оказалось весьма полезным. Выяснилось, что пока рыба голодная, она атакует «батон» резко, иногда со всплеском — и сразу же заглатывает. И чем крупнее кусок, тем более резкая атака. Когда же наступает относительное насыщение, форель берет кусочки корма бережно, иногда боковой частью пасти — и, погрузившись, начинает неторопливо пережевывать добычу. А маленькие кусочки корма даже голодная рыба берет аккуратно.
Не могу не упомянуть и такой момент, что после первого дня все наши разговоры в команде сводились к следующему: «Ну почему в стране с неимоверным количеством рек, с неплотным распределением населения и с полным запретом на ловлю форели — рыбы нет? А тут, где на километровом участке реки постоянно находятся несколько рыболовов, где река протекает прямо через город, в стране, которая тоже имела социалистическое прошлое — рыбы, как у нас в девственных сибирских реках?». Я думаю, дело не в идиотских полных запретах, поскольку здесь, в Словакии, любой желающий, купив лицензию, может ловить хоть спиннингом, хоть нахлыстом. Скорее, основными причинами являются лицензирование лова и менталитет народа. С первым все понятно — убери у нас, в России, халяву — и на реке останутся лишь те, для кого рыбалка является развлечением, отдыхом, а не мясозаготовкой. А денежки, полученные от лицензий, можно пустить на зарыбление и охрану нерестовых участков. Второе — менталитет. Вот, к примеру, представьте Ивановские пороги на Неве, где действует круглогодичный полный запрет ловли. Рядом проходит дорога. На берегу — рыболов со спиннингом. Хоть один автомобиль остановится, чтобы указать на неправомерность его действий? Думаю, если только рыбинспекторская машина. Когда же мы на Вахе случайно нарушили границу запрещенного участка ловли, за 5 минут нам дважды указали на это. Причем это были обычные, просто проезжающие мимо люди, а не ОМОН с рыбинспекцией. Понравилась и образованность местных жителей вкупе с заботой о водоеме. Когда Саня Воробьев в последний день решил немного порыбачить и не взял с собой подсак, местный дедуля, дом которого стоял невдалеке, подошел и сказал, что форель, прежде чем ее отпустить, надо взять сачком, намочить руку и вынуть крючок специальным экстрактором. И как вы думаете — станет ли такой здешний обитатель ставить в этой реке сетки или тычки? Понравился и местный заводик, целлюлозно-бумажный комбинат, расположенный прямо на берегу реки выше города. Напомню, что ниже этого завода по течению мы кормили форель. Как думаете, что бы водилось ниже ЦБК в реке, коли бы она протекала.у нас в стране? Грустно, господа...

На второй день пребывания нам уже выправили лицензии — и начались суровые тренировочные будни. Вах оказался очень похожим на мои привычные «форелевые» реки, во всяком случае — по составу растительности на берегах: непролазные кусты, нависающие деревья, крапива — полный набор. Зоны же для соревнований — достаточно чистые, но в них пока тренироваться нельзя. Сама река оказалась шириной от 30 до 60 м, в большинстве мест перебрасывалась блесной в 5—7 г на леске 0,14 мм. Ям, что глубже пары метров, я тут не встретил.

Приноровиться к ловле оказалось не так-то просто. Первое время мы смогли поймать только маленьких береговых форелек — по 50—100 г. Лишь под конец первого дня мне удалось зацепить с середины реки «радужку» граммов на 300—400. Но мелочевочки было довольно много, а нас интересовало именно количество, а не качество рыбы. Андрей Питерцов показал класс по ловле окуня - с одной из точек поймал несколько штук на воблерок.

Андрей Питерцов.
Тренировки убедили нас, что начинать ловлю разумнее всего с «вертушки», а по мере снижения активности рыбы переходить на воблер. Мой основной комплект снастей, сориентированный в первую очередь на универсальность в ловле и мягкость при вываживании, получился таким: Black Hole Hi-Light 1,98 м с тестом 2—7 г плюс Daiwa Exist 2506. Запасной, на случай неисправности первого: Black Hole Hi-Light 2,1 м с тестом 3—12 г плюс Daiwa Certate 2506. Основная проблема заключалась в том, что два тройника воблера (после удачного вываживания) не всегда удавалось освободить из лесоч-ной сетки подсака. Забегая вперед, отмечу: уже на чемпионате я за 6 часов ловли прибегал к помощи ножниц почти с десяток раз. Много нервных клеток разрушилось в те минуты... С «вертушкой» в такой ситуации проще, а уж с джиг-головкой - того пуще, но вот, к сожалению, у меня не очень-то получалось долавливать неактивную рыбу «вертушкой» или джигом. С этими задачами хорошо справлялся лишь воблер, поэтому я и работал только им - нервничая, ругаясь и разрезая в очередной раз сетку подсака.

Максим Балачевцев.
У меня ко второму дню пребывания в Словакии из четырех кило приманок, привезенных на чемпионат, осталось лишь на килограммчик — остальное легло в гостинице за ненадобностью. Подошли «вертушки» - от самых маленьких, «трехнулевок», до «единичек». Воблеры — не самые мелкие, 35—55 мм длиной, при этом отсеклись быстротонушие модели. Взял я и узкие «колебалочки» по 4—6 г. Ну и немного различных оснасток с твистерами, хотя на них я особой ставки не делал.
Следующие тренировочные дни позволили выбрать наиболее подходящие приманки для ловли «неберущей» меленькой форели, что стояла у берега. Андрей Питерцов, Саня Воробьев и я -мы все ловили в одной точке, пытаясь соблазнить разными приманками десяток неактивных форелей, находившихся в береговом затишке. Периодически форельки проявляли себя всплесками. Мы выработали наиболее подходящие направления забросов, скорости и горизонты проводок. Тут же опробовали воблеры и выбрали самые эффективные. К концу дня моя рабочая коробка похудела уже до сотни граммов. В ней остались врашаюшиеся блесны Вьюнова и Лазарева, чуток переделанных «Меппсов», пяток японских воблеров да пара воблеров ручной работы. «Колебалки» и «резину» я отсек за ненадобностью. Как потом оказалось, зря.

Андрей Питерцов.
Еще одно важное изменение в правилах чемпионата коснулось самих туров. До 2006 г. соревнования проходили в 2 тура по 3 часафото 2 непрерывной ловли. Сектора определялись жеребьевкой перед стартом — и спортсмен занимал выпавший ему по жребию участок. После десяти минут обязательной ловли в своем секторе он мог беспрепятственно перемешаться в любой свободный - и долавливать там до конца всего тура. На Всемирных рыболовных играх 2006 г., проходивших в Португалии, во 2-м туре соревнований опробовали новую систему игры: за один тур (3 часа) давалось 5 стартов с перерывами между подтурами в 5 минут. В первую очередь это было сделано для получения наиболее достоверных результатов об уровне мастерства спортсменов. И здесь жеребьевкой определялись уже не номера секторов, а порядок старта: каждый спортсмен получал 5 номеров. Чем меньше номер, тем раньше стартует спортсмен -и тем больше у него шансов занять наиболее хороший сектор. Секторов же — вдвое больше, чем спортсменов, и занимать ты можешь любой понравившейся -и кто быстрее в него вошел, «того и тапки»... Российская смекалка и быстрота мысли именно при такой игре оказалась как нельзя кстати.
Только после того, как я обошел «на эффекте неожиданности» двухметрового хорвата, остальные спортсмены начали передвигаться бегом. Вряд ли до действий российской сборной кто-то представлял себе, что от хорошего бега недалеко и до отличного результата. Да и к тому же не все так натренированны, как наши. В этом, конечно, ставшая традиционной российская беготня и постоянные «регаты на веслах» не дают расслабиться. А как мне грустно было смотреть на итальянца, вышедшего на старт первого тура в облегченных «болотниках» — при палящем-то солнце и температуре воздуха порядка 23—24 градусов. И все это из-за того, что в нашей зоне была пара «водных» секторов, в которых разрешалось заходить в воду. Наверное, он себе и представить не мог, что сумасшедшие русские будут, не сбавляя темпа, носиться как по суше, так и по воде. А потом еще и сидеть в этой же воде, держа ногами подсак — просто, чтобы тот не уплыл... И только братья-украинцы, насмотревшись на нас, стали уже к середине первого тура «бегать по воде». Близки по духу... Именно этой системы — с пятью раздельными стартами — решили придерживаться и на последующих чемпионатах. Больше стартов, больше статистических данных, больше данных — честнее турнирная таблица. Неудобными оказались лишь слишком короткие перерывы между подтурами — пяти минут явно не хватает даже для утоления жажды, не говоря уже о корректировке снасти.

Максим Балачевцев
.
Следующий день по решению нашего тренерского совета (Андрей Чернов и Евгений Константинов) должен был пройти в условиях, максимально приближенных к соревновательным. Небольшое состязаньице прошло в размеченных нами зонах. Результаты должны были помочь тренерскому совету принять решение о запасном игроке - ведь нас пятеро, а стартовый состав — лишь 4 человека. Ловить в ограниченных зонах оказалось непросто — и в итоге за все туры мне удалось поймать лишь 4 рыбки. Шанин и Питерцовфото 3 добыли по 3, Воробьев — только одну, а Макартычан не смог уйти от нуля. После тура моя коробочка с приманками еще более отощала. В тот же день вечером мы попытались половить и «крупняка», ведь неизвестно, какого размера рыбой будут зарыблять зону соревнований перед стартом. Крупная ловилась, и достаточно активно. Любая точка со сложными условиями подхода, заброса или проводки давала, как минимум, поклевку. Самые большие форели (как «радужки», так и «ручьевки») чуть не дотягивали до кило. Ну а всплески мы видели и от вовсе огромных рыб, но взять их так и не смогли. Хотя, правда, такой задачи и не ставили.
Следующий день — официальная тренировка в зонах. Лично мне она мало чего дала, тем более что поступила информация о зарыблении соревновательных участков пятью тысячами ручьевых форелей размером от 20 до 40 см. Ставка на береговую «мелочевку» не могла оказаться выигрышной.
Все зоны оказались очень разными. Верхняя зона D — небольшие глубины, быстрое течение, минимальная ширина. Следующая по течению зона должна была быть самой рыбной - большие глубины, средняя ширина и значительные участки с медленным течением и обратками. Пара километров нейтрального берега — и следующая зона В, самая сложная: противоположный береге мощнейшей струей, почти недоступной приманкам менее 7 г, ближний берег с глубиной 10—20 см на протяжении 20—40 м. Буквально 3—4 верхних сектора с приемлемыми глубинами. Ниже — зона А, она мне понравилась: средняя ширина, наличие прибрежных глубин с умеренным течением.
Стартовый состав, утвержденный тренерским советом - я, Питерцов, Шанин и Макартычан. Жеребьевка. Мне в первый день достается зона А. Наиболее сложная зона выпадает Питерпову. Шанин - в самой рыбной зоне, а Макартычан (прошлогодний чемпион) — в зоне верхней.
Старт первого тура. У меня за спиной в качестве тренера-помощника — Александр Воробьев. Коробочка с приманками включает «вертушки» трех видов — крупную тяжелую «вьюновку» и две модели от Лазарева — микроблесну размера 000 и стандартную «вертушку» с серебряным лепестком, весящим 3 г. Плюс воблеры двух типов — плавающий Zip Baits Rigge 56F w очень легкий 45-миллиметровый «японец» ручной работы. Этими приманками я надеялся перекрыть весь диапазон как глубин и дальности, так и активности рыбы. Спиннинг — из новой серии Talon — ТХ LF2. Катушка - конечно же, Daiwa. В данном случае — Presso, с леской 0,145 мм Unitika Eye Catch. Запасной комплект, стоящий в центре зоны — спиннинг Shikari III сборки Павла Новолокина с тестом до 14 г и длиной 2,1 м и катушка, опять же — Daiwa, но уже Exist 2508 — эта снасть на случай более крупной рыбы, чем расчетная.
Начальные забросы — накоротке, «маятником», буквально на полтора метра. Есть. Сход. Есть. Есть. Сход. Постепенно увеличиваю дальность заброса до 4—5 м. Ловлю лазаревской серебряной «вертушкой». Работаю по верхнему краю зоны. Сзади судья и вездесущие представители чешской команды — работать приходится очень аккуратно, дабы не дать ни малейшего шанса подать протест. Сдвигаюсь к середине сектора. Все повторяется. Низ сектора. То же самое. Главное — не дать рыбе при вываживании покинуть сектор. Из-за этого часть сходов. Вообще, рыбы сходило гораздо больше, чем ловилось, и повинны в этом были как безбородочные крючки, так и то, что выпушенная перед соревнованиями форель брала приманку на порядок аккуратней, чем дикая.
Конец первого подтура. У меня 15 «хвостов» в зачете, у ближайшего конкурента — 6. Задел есть. Только дохожу до центра зоны, как дают следующий старт. Да, видимо у иностранцев нет береговых соревнований с жесткими условиями — они медленно идут или чуть трусят к своим секторам. Посему мне без труда удается занять хороший сектор, пробежав 200 м на полной выкладке. Потихоньку увеличиваю дальность заброса, ставлю вьюновскую «вертушку». Периодически меняю блесну на воблер и облавливаю береговую зону. Очень аккуратная проводка легкого воблерка микрорывко-вой техникой приносит несколько рыб. Так проходят следующие 3 подтура. Я по-прежнему лидирую. В самом низу зоны, где мало кто ловил из-за сложных условий, удается соблазнить несколько рыб, но завести в подсак получилось лишь одну. К последнему туру конкуренты сообразили, что двигаться надо быстро, но обойти меня им все равно не удалось. Пожалел об отсутствии «колебалок», т.к. в последних подтурах береговой рыбы почти не осталось, а теми блеснами, что были в моей коробке, рыбу из-под противоположного берега не достать. В итоге по сумме пяти подтуров у меня 30 рыб, а у ближайшего преследователя — всего 20. Я первый в зоне. Приходит информация из остальных зон. Шанин тоже первый — 89 рыб, второе место у него в зоне он переиграл на 10 «хвостов». Макартычан поделил 2-е и 3-е место. Питерцов в самой сложной зоне занял 3-е место.

Андрей Питерцов.
У меня первый день соревнований завершился с результатом 45 форелей. Первые два места — 51 и 50 форелей. Всего семь рыбок, всего семь отделили меня от победы в туре! Досаде нет предела. А в голове крутится лишь одно — всего семь маленьких рыбок... Но Россия — лидер чемпионата, в общем зачете у нас 7,5 баллов, мы первые, а чехи отстают от нас на 5 очков — и это главное. На 6 очков отстают поляки, а далее на хвосте еще и хозяева водоема — словаки. Борьба во втором туре обещает быть захватывающей.

Максим Балачевцев.
Вечер. Нервничаю. Иду кормить форель. Дорабатываем снасти. Добавляю несколько приманок в коробку: воблеры Nories — активные minnow длиной 55 мм, «коле-балки» от Daiwa и Duel — от 3 до 7 г, а также 7-граммовая от Gibbs.
Во втором туре мне достается зона Питерцова. Ой, как же я ее не хотел... Да еще и жеребьевка неудачная — первые три старта подтуров, в которых и делаются максимальные уловы, я принимаю далеко не среди первых. Значит, придется побегать. Четыре верхних сектора — самые «клевые», а остальные 16 — практически безрыбные. Задача — в каждом туре попытаться занять один из хороших секторов. У меня получилось сделать это трижды, причем один раз тогда, когда я стартовал под восьмым номером. В этих секторах «вертушки» у меня практически не работали — за счет выбитости береговой зоны и малой глубины у берега. Приходилось соблазнять рыбу либо легким воблером, возбуждая ее высокочастотным твичингом и соблазняя аккуратными малоамплитудными рывочками, либо брать с дальнего берега «колебалками». Сложность же заключалась в том, что ширина сектора - всего 20 м, а ширина реки — около 40 м и течение достаточно сильное. Посему нормальную проводку «со сносом» сделать нереально, а вываживание рыбы должно быть орсированным, дабы не дать рыбе уйти вверх или вниз за пределы сектора. И в этот день у меня за спиной постоянно стояли и чехи, и словаки — и не по одному. В «клевых» секторах удалось отловить вполне нормально, но пару стартов, когда их занять не удавалось, я провалил. Но «нуля» все же не схватил. 5 забросов, смена сектора на предельной скорости, снова 5 забросов, снова перемещение. Бедный мой судья к середине тура отказался от стульчика: только он устроится на нем, как приходится снова вставать и бежать за мной. Таким вот образом удалось поймать в неудачных подтурах одну и три рыбы. Финиш. Я занимаю 3-е место, проигрывая первому три рыбы.

Андрей Питерцов.
Во втором туре по жребию мне достается зона С. Зона, в которой Леша Шанин поймал рекордное количество — 89 форелей. Обошелфото 4 зону, вижу, что рыба есть, но ее гораздо меньше. Напрашивается вывод, что максимум первый подтур можно ловить на «вертушку», потом — только на воблер. А в первом подтуре - как назло — не повезло со стартом: мой номер — 7-й. Стартую, когда все нормальные сектора уже заняты, в итоге промучившись кое-где и кое-как, ловлю 3 форели. Получаю пятое с половиной место — ровно столько же поймали еще четыре спортсмена. Первая же «тройка» — 16, 14, 9 рыб соответственно. Надеюсь поправить ситуацию во втором подтуре, стартовый номер — 2. Занимаю один из лучших секторов. В итоге, практически никуда не перемешаясь, в течение 35 минут ловлю 15 форелей —' и сразу занимаю 1-е место, опережая чешского спортсмена на одну рыбу. В последующих трех подтурах мы так и продолжали бодаться — то он впереди, то я. Все решил его очередной заброс, где-то за 3 минуты до финиша последнего подтура — у каждого из нас ровно по 30 рыб, оба получили 1,5 балла. Боевая ничья. Второе место - 20 рыб. Сердце начинает биться все спокойнее и спокойнее. Как я рад, что «это» закончилось! А безумно счастлив был от того, что Россия в очередной раз доказала, кто в поле воин, и продемонстрировала, как нужно бороться и как добиваться того, чего ты больше всего в данную минуту хочешь.
Ответственность перед командой, перед страной не давала ни на минуту расслабиться. Понимаю, что настоящий спортсмен должен отбрасывать подобные мысли на время соревнований, но почему-то я от них так и не смог избавиться. А еще я четко запомнил, что мои поляризационные очки запотевали не от «перелетов» из одного сектора в другой, а когда количество сходов превышало все мыслимые и немыслимые пределы...

Максим Балачевцев.
Шанин -снова 1-е место. Питерцов делит 1-е и 2-е. Макартычану не повезло - лишь седьмой. Лихорадочный подсчет нашей суммы баллов и суммы ближайших конкурентов — чехов и словаков. Есть — МЫ ЧЕМПИОНЫ! Считаем «личку»: Шанин — первый, я — четвертый, Питерцов — пятый, Макартычан — 17-е место. Награждение, праздничный концерт местной самодеятельности, общение с друзьями, фото на память... Система формирования сборной России по спиннингу (отборочные соревнования среди 25 лучших спортсменов России — из Высшего дивизиона Российской спиннинговой лиги, призеров в личном зачете чемпионата России и спортсменов сборной с предыдущего чемпионата мира) еще раз доказала свою состоятельность — мы.

Спортивное Рыболовство 7-2007

журнал Спортивное Рыболовство №7 2007

журнал Спортивное Рыболовство №6 2007

журнал Спортивное Рыболовство №5 2007

журнал Спортивное Рыболовство №4 2007

журнал Спортивное Рыболовство №3 2007

журнал Спортивное Рыболовство №2 2007


журнал "Спортивное Рыболовство" №1 2007

команда, соревнования, спортсмен, форель, рыба, тур, подтур
Наш опрос

Вы зарегистрировали свою лодку в ГИМС?

  1. Я только планирую приобрести лодку (51)
  2. У меня есть лодка, но пока не регистрировал (27)
  3. Лодку зарегистрировал, но бортовые номера не наносил (43)
  4. Лодку зарегистрировал, бортовые номера ГИМС нанес (56)
  5. Моя лодка не требует регистрации (100)